ЩИТ, МЕЧ И ПИАР:
ПРОВОКАТОРЫ, ЭКСТРЕМИСТЫ И ТЕРРОРИСТЫ В ВООБРАЖЕНИИ СБУ

Вячеслав ЛИХАЧЕВ


Спецслужба с человеческим лицом

В последние годы, под руководством Валентина Наливайченко, Служба безопасности Украины (СБУ) активно демонстрирует городу и миру спецслужбу с человеческим лицом.

Однако, к сожалению, в интересующей меня сфере – противодействии ксенофобии и преступлениям на почве ненависти – некоторые негативные тенденции в последние месяцы проявились настолько ярко, что стали нивелировать позитивные сдвиги последних лет. В последние недели недоумение, переходящее в возмущение, в связи с официальной позицией СБУ по целому ряду вопросов возникает не только у меня.
Я очень не хотел писать эту статью. Я действительно ценю открытость украинской спецслужбы и ее готовность к сотрудничеству. Мне очень бы хотелось, чтобы наше взаимодействие продолжалось. Я дорожу отношениями, сложившимися между Конгрессом национальных общин Украины и офицерами СБУ, искренне и профессионально выполняющими свой долг. Однако есть вещи, которые невозможно игнорировать. Гласность и публичность, являющиеся сегодня важными достижениям СБУ, как мне кажется, подразумевают право на конструктивную критику.

На посвященной противодействию ксенофобии встрече представителей организаций национальных меньшинств и правозащитников с главой СБУ, состоявшейся 23 апреля с.г., Валентин Наливайченко призвал заинтересованные общественные организации брать на себя инициативу по общественному контролю над расследованиями преступлений на почве ненависти. Этим материалом, в частности, я честно пытаюсь откликнуться на просьбу Валентина Александровича и надеюсь, что статья поможет общественности осознать существование серьезной, на мой взгляд, проблемы.

Объем газетной статьи в рамках своеобразного «кейс стадиз» позволяет мне подробно рассмотреть только один случай, иллюстрирующий тенденцию, о которой идет речь.

Антисемитизм под прицелом СБУ

Предыстория сюжета, о котором пойдет речь, началась чуть больше полутора лет назад, когда ксенофобия вообще, и в первую очередь – антисемитизм, стали объектом особого внимания СБУ. Тогда, осенью 2007 г., после присвоения Виктором Ющенко звания героя Украины (посмертно) командующему Украинской повстанческой армией Роману Шухевичу, руководство страны попало под шквал критики в СМИ, как внутри страны, так и за ее пределами. Российские медиа развернули настоящую кампанию по дискредитации Украины и ее президента, а с их подачи критику – причем, далеко не всегда корректную – подхватили и западные издания. Руководство Украины обвинялось в героизации коллаборационистов и «нацистских преступников», возрождении фашизма «на официальном уровне» и как минимум попустительстве «небывалому росту антисемитизма» в стране.

Виктор Ющенко тогда предпринял ряд беспрецедентных шагов, призванных продемонстрировать внимание руководства страны к нуждам еврейской общины. 22 октября была организована встреча лидеров еврейских организаций с президентом Украины. Среди прочих шагов было и объявленное 25 октября создание в структуре СБУ особого отдела, призванного бороться с проявлениями антисемитизма и ксенофобии. 9 ноября состоялась встреча председателя Ваада Украины Иосифа Зисельса с исполняющим обязанности председателя СБУ Валентином Наливайченко; 5 декабря прошла первая публичная встреча руководителей отдела с представителями общественности.

Весь контекст начала работы отдела позволял предположить значительную пиар-составляющую в самом факте его создания, протекавшего в обстановке небывалой открытости и публичности. Отмечу, что количество преступлений на почве ненависти, особенно связанных с насилием, в Украине приобрело характер действительно серьезной проблемы приблизительно за год до описываемых событий – осенью 2006 г. Однако потребовалась неадекватная кампания в СМИ для того, чтобы руководство страны признало существование проблемы и начало прилагать усилия для ее решения. Отдел заработал, и СБУ стало регулярно отчитываться о результатах деятельности в этой сфере. Вот о них-то – на нескольких примерах – и пойдет речь далее.

Дом раввина как объект
антиукраинских провокаций


Несмотря на то, что в «реальной реальности» евреи не являются объектом ксенофобии «номер один» в украинском обществе, традиционно сложилось так, что в виртуальной «информационной реальности» именно антисемитизм привлекает наибольшее внимание СМИ, государственных органов и международных организаций. Неудивительно, что именно противодействие антисемитизму (при всей, хочу это еще раз подчеркнуть, несопоставимости количества преступлений, совершаемых в отношении евреев и в отношении представителей «визуально-отличимых меньшинств», «visible minorities», в первую очередь – выходцев из стран Азии и Африки) стало основным направлением деятельности упоминавшегося отдела СБУ.

«Резкий рост» антисемитизма в Украине осенью 2007 г. в силу отсутствия реальных фактов, как-то его подтверждающих, иллюстрировался в СМИ чем угодно, в том числе происшествиями, в обстоятельствах которых ничего не указывало на идеологический характер. Так, в категорию «антисемитских преступлений» попал поджог домика раввина Ужгорода 6 октября 2007 г. Инцидент произошел во время праздника Симхат Тора, когда сам раввин находился в Мукачево.

Преступники проникли в дом раввина, вскрыли сейф, украли крупную денежную сумму наличными и документы, после чего подожгли помещение в трех местах. Только благодаря счастливому сочетанию обстоятельств, дом не сгорел дотла (в условиях отсутствия доступа воздуха, огонь, по сути, почти сутки тлел).

Совершенно банальный поджог, предпринятый, насколько можно судить, с целью скрыть следы кражи, на первый взгляд, в СМИ стал яркой иллюстрацией небывалой опасности, которой подвергаются евреи в Украине.

Почти одновременно произошло событие, никак не связанное с происшествием в Ужгороде. 18 октября 2007 г. группа пророссийских радикалов из Евразийского союза молодежи распространила в Интернете видеоролик (как оказалось впоследствии, частично смонтированный), на котором была запечатлена весьма правдоподобная имитация акта вандализма в отношении символов украинского государства на горе Говерла в Ивано-Франковской области. Действия украинофобствующих хулиганов из ЕСМ имели тогда колоссальный общественный резонанс.

ЕСМ стал символом антиукраинской экстремистской активности, направляемой из-за нашей северо-восточной границы. Практически сразу возникла замечательная идея обвинить ЕСМ во всех сколько-нибудь значимых в общественном сознании преступлениях, совершенных на территории Украины в тот период (дело дошло до обнаружения при весьма странных обстоятельствах взрывчатки, в намерении применить которую обвиняли сторонников ЕСМ в Крыму, однако эта тема пока не является предметом нашего рассмотрения).

Уже 20 октября 2007 г. Валентин Наливайченко заявил, что СБУ проверяет «очень серьезную информацию о причастности экстремистов ЕСМ к поджогу дома раввина в Ужгороде и совершении актов вандализма на украинских кладбищах». По мысли руководителя спецслужбы, эти действия должны были создать дополнительную напряженность в украино-еврейских отношениях и способствовать формированию негативного имиджа Украины в целом.

Признаюсь, это заявление и.о. председателя СБУ меня тогда безмерно удивило. Все, что я знал об активистах ЕСМ и конкретных обстоятельствах обсуждавшихся преступлений, а также весь мой опыт по мониторингу и анализу информации о преступлениях на почве ненависти не позволяли мне поверить в правдоподобность озвученной версии. Воспользовавшись представившимся вскоре случаем, я спросил у руководителей отдела по борьбе с проявлениями антисемитизма и ксенофобии, всерьез ли СБУ считает «экстремистов из ЕСМ» провокаторами-поджигателями, от действий которых пострадал раввин Ужгорода? Мне уклончиво ответили, что рассматривают разные версии.

А уже в январе 2008 г. в рабочем порядке, благодаря помощи и содействию руководства все того же отдела СБУ, в МВД (сотрудники которого вели следствие) мне удалось узнать, что преступление было, по мнению следователей, раскрыто, хотя и закрыто по некоторым причинам, не дойдя до суда. С учетом последнего обстоятельства, а также имея дополнительную информацию из еврейской общины, я не был до конца убежден в виновности подозреваемого. Однако в любом случае – следователями не подвергался сомнению чисто криминальный характер инцидента. По их мнению, поджог был способом замести следы после кражи.

Не могу передать, как я был удивлен, прочитав в августе 2008 г. в интервью Валентина Наливайченко израильскому журналисту Шимону Бриману, что поджог дома раввина в Ужгороде (в интервью глава спецслужбы перепутал города и ошибочно утверждал, что в Мукачево!) осенью 2007 г. – дело рук «экстремистской и провокационной организации» Евразийский союз молодежи (ЕСМ). И.о. председателя СБУ утверждает, что «мы помогли милиции раскрыть это преступление и установили виновных. Российской стороне уже послан запрос о привлечении их к уголовной ответственности, так как один из организаторов преступления – гражданин Украины – сейчас находится в России». «Мы никогда этого не простим данной организации», – эмоционально заявил глава СБУ.

23 апреля с.г. я получил возможность уточнить эту информацию у председателя СБУ. Валентин Наливайченко уверенно повторил версию про провокаторов. Удивленный, я попросил максимально полной и конкретной информации. Валентин Александрович записал вопрос и предложил мне встретиться с сотрудниками отдела в более рабочей обстановке спустя несколько дней. Встреча состоялась, и в ее ходе меня проинформировали, что, хотя поначалу рассматривались разные версии, в том числе, допускалась возможность провокационных действий активистов ЕСМ, преступление давно раскрыто, оно не носило антисемитского характера – и далее изложили известную мне с января 2008 г. версию МВД.

К сожалению, приведенный пример не единственный в своей «весовой категорией».

Экстремистская организация «Антифа»,
террористическая группировка «Хизб ут-Тахрир»
и другие фантомы


Притчей во языцех для всех, кто хоть немного «в теме», стал случай с «экстремистской организацией «Антифа». Деятельность этой «организации» после заявления пресс-службы президента, к многочисленным достоинствам которой, к сожалению, не относится компетентность в вопросах молодежных субкультур, в апреле–мае с.г. послушно стала разоблачать СБУ. Разумеется, результаты расследования только подтвердили гениальные интуиции Секретариата президента, «обнаруживая» именно то, что было велено обнаружить, к удивлению всех профессиональных экспертов, не говоря уж о самих молодых антифашистах, равно как, впрочем, и пророссийских хулиганах.

Другой подобный же пример – «исламские террористы». Еще в прошлом году, удивляя экспертов, Валентин Наливайченко утверждал в интервью: «Внутри страны налажена четкая антитеррористическая система. Я, как руководитель Национального антитеррористического комитета, знаю, о чем говорю. Есть регламент контроля, мониторинга и реагирования на такие ситуации. Нет у нас таких известных организаций, как «Хизб ут-Тахрир». Дело в том, что международная организация халифатистского толка «Хизб ат-Тахрир аль-Ислами» («Партия исламского освобождения») активно действует в Украине (в основном – в Крыму) уже как минимум десять лет и открыто проводит свои мероприятия, например, по исламской экономике.

Хотя в идеологии партии есть немало радикальных (и, пожалуй, экстремистских – в политологическом, а не в юридическом смысле) элементов, нет никаких реальных оснований для причисления этой организации к террористическим. И вот – 12 мая 2009 г. СБУ заявляет, что пресечена «первая попытка» группы иностранцев создать в Украине ячейку «Хизб ут-Тахрир». Надо ли говорить, насколько нам известно, никто из членов реально действующей в Украине организации с этим названием в последнее время никаких официальных предупреждений не получал и из Украины выдворен не был. Руководству «Хизба» в Украине остается только рассказывать об идеологии и деятельности партии – но кого уже интересуют эти подробности, если пресс-служба СБУ уже обо всем доложила?

К сожалению, примеры можно множить и множить (приведены только самые колоритные и только за последний месяц!). Особая информационная реальность, в которой, судя по публичным выступлениям, живет руководство СБУ, довольно слабо связана с той, которая дана нам в ощущениях. В этой мифологической реальности поджог с целью уничтожения следов кражи становится результатом антиукраинского заговора. Вполне реальное самодельное взрывное устройство, заложенное в подвальном окне здания еврейского общинного центра, при этом в ней же может расцениваться как хулиганство. «Легким движением руки» само- оборона от напавшего хулигана превращается в щедро финансируемую экстремистскую деятельность, направляемую из-за рубежа.

Единственно рациональное объяснение этому явлению (если оно вообще есть) заключается в преобладании пиар-составляющей деятельности над содержательной. Импульсы, вбрасываемые в информационную среду, становятся важнее реальных результатов расследований реальных преступлений. Признаться, эта не та характеристика, которую я хотел бы дать спецслужбе страны, в которой я живу.

Информированность, компетентность и ответственность всегда были, и в дальнейшем должны остаться основополагающими принципами спецслужбы, если, конечно, она не хочет превратиться в филиал департамента по связям с общественностью Секретариата президента.


До головної сторінки
Контакт

Copyright Форум Націй © 2004-2009
Дизайн та підтримка- О. З.