НЕ ЗАСЕЕШЬ ХОРОШИМИ СЕМЕНАМИ,
ЗАРАСТЕТ ПОЛЕ БУРЬЯНАМИ

Без языка нет народа. А если у народа несколько языков? У советских греков в каждом регионе язык хоть не намного, но отличается.


Затрагивая эту проблему, вероятно, следует начать с того, что греки, переселившиеся из Крыма в Приазовье, говорят на двух языках: румейском и урумском. Многие слова встречаются в обоих этих языках: дай (дядя), худа (сват), хабурга (ребро), сат (часы), джап (гора), папи (утка), хум (песок), таях (палка), яга (край), биз (шило), кубитэ (слоеный пирог), халай (свинец) и другие. Но на этом сходство и заканчивается. В прежние времена многие греки владели и тем, и другим языком. Я отчетливо помню, как в нашем доме гости пели и на румейском, и на урумском языках. И все песни были понятны. К сожалению, в наши дни многие не знают ни румейского, ни урумского, но в последнее время стремятся выучить. Поэтому мы и хотим пролить свет на эти проблемы.
Почему вдруг греки стали говорить на чужом им урумском языке?


Одни объясняют: греки в Крыму несколько лет испытывали гонения со стороны турок и татар, которые хотели их обасурманить, навязать чуждые им языки, обычаи, веру. Часть греков, стремясь сохранить христианскую веру, пожертвовала родным языком и стала говорить на своеобразном языке, который впоследствии получил название урумского.


Другие недоумевают: если некоторые греки перешли на урумский язык, боясь преследований, то почему, перебравшись в Приазовье, они не восстановили румейский язык? Ведь они живут здесь уже более; двухсот лет, но язык свой не меняют. Почему? Есть села, в которых живут и румеи, и урумы, но каждый из них говорит на своем, и матери поют колыбельную каждая на своем языке. А может ли мать петь колыбельную на языке врага?


На эти вопросы нелегко ответить. Поэтому мы ограничимся констатацией, что советские греки говорят на двух языках. И этот факт создает серьезные проблемы в решении вопросов, связанных с преподаванием греческого языка в школах.
Кроме того, и в румейском языке несколько говоров.


Профессор И.И. Соколов различает в румейском языке пять диалектов: 1. Урзуф, Ялта. 2. Стыла, Константинополь, Большой Янисоль. 3. Большая Каракуба, Новая Каракуба, Бугас. 4. Саргана, Чермалык, Македоновка. 5. Чердакли, Малый Янисоль, Новый Янисоль (здесь даются первоначальные названия этих сел).


О. Полухина пишет, что переселенцы раньше жили на островах Эгейского моря. Они испытывали особый гнет со стороны турецкого владычества, поэтому, воспользовавшись Кючук-Кайнаджирским мирным договором 1774 г., поспешили одними из первых перебраться в Россию. И в Крыму, и в Приазовье жители каждого острова стремились образовать свое село, чтобы жить вместе. Но язык островитян отличался один от другого, отсюда и разные диалекты во вновь образованных селах. Но это тоже констатация. А проблема состоит в том, какой язык следует изучать, какой из них сделать литературным.


Некоторые считают, что нужно изучать новогреческий язык. Это официальный язык Греции, и многие проблемы можно решить легко: закупить необходимую литературу, учебники, словари, типографский шрифт и многое другое (кстати, теперь на Украине греческие книги издаются на основе русской орфографии).


Но против этого имеются серьезные возражения. Румейский язык греков Приазовья значительно отличается от новогреческого. Новогреческий язык здесь будет восприниматься, скорее всего, как иностранный. Конечно, приазовские греки должны его усвоить быстрее, чем, скажем, английский, но станет ли он когда-либо для них родным? Это вопрос. Поэтому многие склонны сделать литературным румейский язык. Он имеет большую историческую ценность, и сохранить его было бы добрым делом.


Правда, и здесь серьезные проблемы. Препятствием к решению этой задачи является наличие нескольких говоров в румейском. Полвека назад, когда поэт Георгий Костоправ и его сподвижники начали работу по созданию литературного языка, они взяли за основу янисольско-сартанский диалект. Эти два села – Малый Янисоль и Саргана – были наиболее крупными и развитыми, в янисольском и сартанском говорах много общего. Не последнюю роль сыграл и тот факт, что сам Г. Костоправ был выходцем из Малого Янисоля, писал на этом диалекте. А в Сартане родился и вырос один из зачинателей румейской литературы Леонтий Хонахбей. Все это способствовало выделению янисольско-сартанского диалекта, его приоритетности.


Теперь же положение во многом изменилось. Греческие села в Приазовье выравнялись в своем развитии. Появились поэты, которые пишут на урзуфском диалекте (Григорий Меотис), бугасском диалекте (Василий Бахтаров), зарождается и урумская литература (Валерий Киор, Виктор Борота). И стало трудно отдать предпочтение какому-либо диалекту или говору. Если же пойти по пути развития всех этих языковых групп (есть и такое мнение), то нужно для каждой из них подготовить и издать словари, учебники, другую литературу, что даже в перспективе кажется задачей почти нереальной.


Однако вопросы, связанные с языком, необходимо решать не откладывая, ибо без этого нельзя организовать изучение языка. До войны в Приазовье были греческие школы, греческий педагогический техникум в Мариуполе. Многие после окончания школы не имели возможности продолжить образование, но значительная часть выпускников школ поступала в этот техникум и после его окончания возвращалась в школы в качестве учителей...


Когда мы были в Греции и на Кипре, я чутко прислушивался – искал родную речь. И иногда счастье улыбалось мне, удавалось услышать знакомые слова, фразы. Я устремлялся к этому человеку и начинал разговаривать с ним, но через какое-то время общение затруднялось. Мы находили много общих слов, но строй, мелодика языка были разными. Вот такая тяжелая судьба: грек в Греции не понимает греческого языка!


Так что же теперь делать? Скорее всего, нужно продолжить дело, начатое Г. Костоправом. Он несколько упростил новогреческую орфографию и писал на родном языке. И мы должны изучать новогреческий язык, брать из него все, что нам нужно, и дать своему родному языку новую жизнь.

Донат Патрича. Наша судьба.
Донецьк, 1992
(із скороченнями)

До головної сторінки
Контакт