Сергій Кримський, доктор філософських наук, Інститут філософії НАНУ

Я понимаю возражения против того, что нельзя опираться только на цивилизационные различия, хотя нельзя отречься от того обстоятельства, что в Украине существовали исторически почти все известные европейские и азиатские цивилизации – и мусульманская, и центральноевропейская, и византийская и т.д.

Цивилизация является предпосылкой различий и особенностей, существующих сейчас в разных регионах Украины. Возьмем, например, такое обстоятельство. На Западной Украине существовали национальные политические партии, чего во всей Украине в XIX веке не было, также в Западной Украине (я имею в виду Галичину, Западную Волынь, Закарпатье, Буковину) не было развитого рабочего класса и не было развитого украинского бизнеса, не было даже таких предпринимателей, как Терещенко или Ханенко.

На востоке Украины существовали маргинальные цивилизации. Дело в том, что это была зона колонизации – с XVIII века этот регион колонизировался болгарами, сербами, немцами, евреями, причем это была осознанная политика Екатерины Я сам из этого региона и там до сих пор существуют разные конфессии, разные церкви и разные взгляды.

Факт наличия маргинальности в восточном регионе привел к тому, что рабочая сила была дешевой, что позволило развивать крупное предпринимательство. Вот здесь-то сразу на действительно цивилизационной основе возникали особенности и стереотипы социального поведения. На западе в программах преобладали и преобладают национальные стратегии, а на востоке – социальные. При этом одни силы делали акцент на национальные программы, а другие – на национальные. Эта борьба между национальным и социальные началом продолжается до сих пор.

И самое главное, что я хотел сказать в этом споре. Дело в том, что сейчас основной конфликт в Украине – это конфликт между психологией индустриальной цивилизации и нарождающейся постиндустриальной цивилизацией. Наведу пример. Вот, скажем, господин Азаров непрерывно говорит «Экономика, экономика, экономика…» Да нигде в развитом обществе сейчас об этом не говорят. Сейчас говорят не об экономике, а о факторах, порождающих экономику.

Ну, скажем, возьмем, к примеру, Тэтчер, которая пришла к власти, когда в стране был кризис. Что она делает? Она не выдвигает планов на пятилетку – столько-то, угля, нефти, стали. Она выдвигает всего лишь одну идею: каждый англичанин должен иметь загородный дом. В результате растет строительная индустрия, растет транспорт, мебельная промышленность. На одной этой идее она поднимает всю экономику. Возьмем Америку. После опережающих успехов Советского Союза в космосе, Америка решила, что она отстает интеллектуально, и все силы бросает на проблемы образования, развитие компьютерной промышленности, создание технопарков и т. д. И это активизируетэкономику. Усиливается процесс интеллектуализации техносферы, и на этом на 10 лет США обгоняют СССР.

То, что мы сейчас слышим от нашего правительства – это типичная консервативная психология индустриального общества, общества больших коллективов, стахановского движения. Она же определяется способом жизни. Скажем, в Донецке при каждой шахте есть отдельный поселок шахтеров, они поселками живут. Это проявление коллективизма и отрицание индивидуального. Или проблемы управления. Тяготение к ручному управлению опять-таки характерно для индустриальной психологии.

Какой выход? Я вижу его в одном. С одной стороны – культура как мощный интегрирующий фактор, а ведь сегодня в Украине культуре вообще не уделяется внимание. Второе – использование достижений научно-технического прогресса. Сейчас на первое место выходит сетевое управление, где нет иерархии, где есть полицентризм. За счет быстродействующих систем можно объединять людей на полицентрической основе. Введение средств современной постиндустриальной цивилизации и культуры может быть фактором, способствующим интеграции страны.

До головної сторінки
Контакт

Copyright Форум Націй © 2004-2007
Дизайн та підтримка- О. З.